Сам се­бе редактор

Это чем-то на­по­ми­на­ет по­пра­ние зна­ме­ни­тым ба­ро­ном за­ко­нов фи­зи­ки. Взяв за точ­ку опо­ры са­мо­го се­бя, он мо­жет лишь вы­драть се­бе клок во­лос, но из бо­ло­та не вы­бе­рет­ся. Вот и пе­ре­вод­чик, при­ни­ма­ясь за ре­дак­ти­ро­ва­ние сво­е­го тек­ста, дол­жен ди­стан­ци­ро­вать­ся от са­мо­го се­бя. Ес­ли он не смо­жет от­не­стись к сво­е­му тек­сту как к чу­жо­му, то в са­мо­ре­дак­то­ры он не го­дит­ся. Вот, соб­ствен­но, и весь сек­рет. Во все­воз­мож­ных по­со­би­ях он пре­под­но­сит­ся в ви­де по­лез­но­го со­ве­та: дай сво­е­му пе­ре­во­ду от­ле­жать­ся, и то­гда ты смо­жешь взгля­нуть на него неза­мы­лен­ным взгля­дом. Сплошь чу­до­дей­ствен­ные ме­та­фо­ры. В осталь­ном про­по­ве­ду­ет­ся все то же, что и в от­но­ше­нии ре­дак­ти­ро­ва­ния чу­жо­го тек­ста: ты дол­жен быть бди­те­лен, ты дол­жен «на­учить­ся ви­деть» (ва­ри­ант: «смот­реть кри­ти­че­ским гла­зом», а при са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­нии – «быть са­мо­кри­тич­ным»), ты дол­жен об­ра­щать вни­ма­ние на то-то и то-то (мно­го че­го!), ты не дол­жен недо- или пе­ре­ре­дак­ти­ро­вать, и т.д. и т.п. – и ни сло­ва о ме­то­де. Ни­че­го о том, в чем же все-та­ки спе­ци­фи­ка са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­ния, свя­зан­ная с тем, что ав­тор это­го пе­ре­во­да – ты сам; ни­че­го о том, как имен­но из­ба­вить­ся от ав­тор­ской за­шо­рен­но­сти в от­но­ше­нии к сво­е­му тек­сту (кро­ме как за­су­нуть его на вре­мя под мат­рас) и тем са­мым встать на по­зи­цию по­лу­ча­те­ля перевода.

О ме­то­де при­сталь­но­го, де­кон­струк­тив­но­го чте­ния с уста­нов­кой на вы­яв­ле­ние, как мож­но бо­лее точ­ное и пол­ное, праг­ма­ти­че­ски обу­слов­лен­ных смыс­лов я уже по­дроб­но и с кон­крет­ны­ми при­ме­ра­ми го­во­рил в упо­мя­ну­той се­рии ста­тей, и по­то­му здесь не по­вто­ря­юсь. Ко­гни­тив­ный под­ход оста­ет­ся в си­ле и при­ме­ни­тель­но к са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­нию. По су­ще­ству это тот же под­ход, ко­то­рый поз­во­ля­ет пе­ре­вод­чи­ку от­вле­кать­ся от бук­вы ори­ги­на­ла, от его лек­си­че­ской се­ман­ти­ки и син­так­си­са, и пе­ре­во­дить не сло­ва, а смысл. Да и чем за­ни­ма­ет­ся са­мо­ре­дак­тор, ес­ли не еще и еще раз пе­ре­би­ра­ет ва­ри­ан­ты пе­ре­во­да, пред­по­ло­жи­тель­но луч­шие, тех мест, ко­то­рые все еще вы­зы­ва­ют у него со­мне­ния? Ка́к этот под­ход осва­и­ва­ет­ся, ис­чер­пы­ва­ю­щим об­ра­зом опи­са­но в мо­ей кни­ге, ко­то­рую я то­же ра­нее упо­ми­нал 🙂 [1]. Здесь же огра­ни­чусь толь­ко кое-ка­ки­ми со­об­ра­же­ни­я­ми о спе­ци­фи­ке саморедактирования.

Во-пер­вых, как уже ска­за­но – и это, по­жа­луй, глав­ное и за­слу­жи­ва­ет по­вто­ре­ния – са­мо­ре­дак­тор дол­жен от­не­стись к сво­е­му пе­ре­во­ду как к чу­жо­му. Ка­ко­го-ли­бо уни­вер­саль­но­го ре­цеп­та или «ал­го­рит­ма» для этой це­ли пред­ло­жить нель­зя. Но эту спо­соб­ность мож­но про­фес­си­о­наль­но раз­вить, по­сто­ян­но прак­ти­куя дис­ци­пли­ну при­сталь­но­го чте­ния и па­мя­туя о том, что за­ни­ма­ешь­ся не прав­кой тек­ста – язы­ко­вой, ли­те­ра­тур­ной, ка­кой угод­но, – а ро­до­вспо­мо­же­ни­ем смыс­ла (в том по­ни­ма­нии это­го тер­ми­на, ка­кое пред­ло­же­но в ч. 3 се­рии о редактировании).

Спо­соб­ность ди­стан­ци­ро­вать­ся от сво­е­го ав­тор­ства чрез­вы­чай­но важ­на для пе­ре­вод­чи­ка-са­мо­ре­дак­то­ра еще и по­то­му, что он, в от­ли­чие от внеш­не­го ре­дак­то­ра, уже бо­лее или ме­нее уве­рен в пра­виль­но­сти сво­е­го пе­ре­во­да, он уже об­ду­мал преж­де свои ре­ше­ния. К то­му же он, по-ви­ди­мо­му, ме­нее чув­стви­те­лен к бук­ва­лиз­мам в сво­ем тек­сте, а они за­мет­ней, ко­гда ре­дак­ти­ро­ва­ние осу­ществ­ля­ет­ся с по­зи­ций по­лу­ча­те­ля пе­ре­во­да, не при­вя­зан­но­го за­ве­до­мо к тек­сту оригинала.

Так как от­но­ше­ние к сво­е­му пе­ре­во­ду как к чу­жо­му озна­ча­ет, сре­ди про­че­го, пе­ре­ход с по­зи­ции из­го­то­ви­те­ля на по­зи­ции по­тре­би­те­ля, это за­став­ля­ет са­мо­ре­дак­то­ра вво­дить и/или уточ­нять эле­мен­ты праг­ма­ти­че­ской адап­та­ции там, где рань­ше смысл ска­зан­но­го им в ро­ли пе­ре­вод­чи­ка ка­зал­ся ему са­мо­оче­вид­ным и доходчивым.

Как и при ре­дак­ти­ро­ва­нии чу­жо­го тек­ста, ре­дак­ти­руя свой соб­ствен­ный, пе­ре­вод­чик све­ря­ет­ся с ори­ги­на­лом толь­ко по необ­хо­ди­мо­сти, то есть ко­гда со­чтет же­ла­тель­ным что-ли­бо ис­пра­вить или уточ­нить. (Ра­зу­ме­ет­ся, я не го­во­рю о свер­ке фак­тов, цифр, дат, на­зва­ний и пр.; это все­гда тре­бу­ет об­ра­ще­ния к ори­ги­на­лу, при­чем ошиб­ки это­го ро­да мо­гут быть и в нем са­мом.) От­ли­чие от ре­дак­ти­ро­ва­ния чу­жо­го пе­ре­во­да со­сто­ит, од­на­ко, в том, что ори­ги­нал са­мо­ре­дак­то­ром за­ве­до­мо уже пол­но­стью про­чи­тан. Это об­лег­ча­ет ему об­на­ру­же­ние в сво­ем пе­ре­во­де неоче­вид­ных оши­бок, то есть та­ких неязы­ко­вых оши­бок, ко­то­рые про­ти­во­ре­чат ши­ро­ко­му кон­тек­сту и вы­яв­ля­ют­ся толь­ко в со­от­не­се­нии с ним. В про­тив­ном слу­чае они мо­гут остать­ся неза­ме­чен­ны­ми да­же при по­сле­до­ва­тель­ной свер­ке пе­ре­во­да с ори­ги­на­лом. Пе­ре­бор ва­ри­ан­тов при са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­нии с це­лью отыс­ка­ния ре­ше­ний бо­лее точ­ных, бо­лее пол­ных в смыс­ло­вом от­но­ше­нии так­же про­из­во­дит­ся на фоне це­ло­го тек­ста, «имея пе­ред гла­за­ми» все ре­че­вое про­из­ве­де­ние це­ли­ком [2]. В этом смыс­ле са­мо­ре­дак­тор на­хо­дит­ся в бо­лее вы­год­ном по­ло­же­нии, чем ре­дак­тор чу­жо­го перевода.

Са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­ние необ­хо­ди­мо все­гда, то­гда как ре­дак­ти­ро­ва­ние чу­жо­го пе­ре­во­да, кем бы он ни был вы­пол­нен, че­ло­ве­ком или ма­ши­ной, име­ет смысл лишь в том слу­чае, ес­ли оно поз­во­ля­ет вы­пу­стить ка­че­ствен­ный пе­ре­вод быст­рее и с мень­ши­ми за­тра­та­ми, чем пе­ре­ве­сти за­но­во. Ина­че го­во­ря, пер­во­род­ная от­вет­ствен­ность воз­ла­га­ет­ся на пе­ре­вод­чи­ка. В этой свя­зи раз­ви­тая спо­соб­ность к объ­ек­тив­но­му ана­ли­ти­че­ско­му под­хо­ду к сво­е­му пе­ре­во­ду чрез­вы­чай­но важ­на. Без это­го, ре­дак­ти­руя соб­ствен­ный текст, пе­ре­вод­чик вряд ли ста­нет до­ка­зы­вать са­мо­му се­бе оправ­дан­ность то­го или ино­го из­ме­не­ния. В этом есть сход­ство с пост­ре­дак­ти­ро­ва­ни­ем ма­шин­но­го пе­ре­во­да: у него нет ав­то­ра, ко­то­рый мог бы за­явить несо­гла­сие с ре­дак­ту­рой и ко­то­ро­му при­шлось бы что-то доказывать.

Кста­ти, про­чи­тав «Иг­ру пре­сто­лов» в офи­ци­аль­ном пе­ре­во­де, мож­но с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что ни са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­нию, ни из­да­тель­ско­му ре­дак­ти­ро­ва­нию этот текст не под­вер­гал­ся. Ду­маю, впро­чем, что ес­ли бы этот пе­ре­вод был сде­лан в на­ши дни, а не чет­верть ве­ка на­зад, то мож­но бы­ло бы ска­зать что так пло­хо спо­со­бен пе­ре­ве­сти толь­ко че­ло­век. Ны­неш­ние ней­ро­се­те­вые пе­ре­вод­чи­ки спра­ви­лись бы, по­жа­луй, луч­ше, по край­ней ме­ре, ме­ста­ми. К че­му и перехожу.

Пе­ре­вод­чик отменяется?

Преж­де я весь­ма скеп­ти­че­ски от­но­сил­ся к са­мой идее ма­шин­но­го пе­ре­во­да (МП), но те­перь я не так уве­рен. Ней­ро­се­те­вой пе­ре­вод ра­ди­каль­но ме­ня­ет пра­ви­ла иг­ры. По срав­не­нию с преж­ни­ми язы­ко­вы­ми мо­де­ля­ми, ос­но­ван­ны­ми на пред­пи­са­ни­ях сло­ва­рей и грам­ма­тик (rule-based) и ста­ти­сти­че­ски­ми, это ка­че­ствен­ный ска­чок. Бла­го­да­ря ему ре­дак­ти­ро­ва­ние МП во мно­гих слу­ча­ях ока­зы­ва­ет­ся бо­лее эф­фек­тив­ным, чем пе­ре­вод с ну­ля. Се­го­дня не поль­зо­вать­ся МП – это ли­бо сно­бизм про­фес­си­о­на­ла, не же­ла­ю­ще­го при­знать, что ха­рак­тер про­фес­сии ме­ня­ет­ся, ли­бо нечто близ­кое к то­му, что шве­ды на­зы­ва­ют tjänstefel – ненад­ле­жа­щее ис­пол­не­ние долж­ност­ных обя­зан­но­стей. Мне же сда­ет­ся, что те­перь уже мно­гие пе­ре­вод­чи­ки, вполне доб­ро­со­вест­ные – в осо­бен­но­сти те, кто пе­ре­во­дят неху­до­же­ствен­ные тек­сты, – ис­поль­зу­ют МП, при­зна­ют­ся ли они в этом «гре­хе» или нет. А за­тем вы­пол­ня­ют постредактирование.

Од­на из при­чин, по­бу­див­ших ме­ня по­раз­мыс­лить над этой те­мой, как раз и со­сто­ит в том, что пе­ре­вод­чик в чи­стом, так ска­зать, ви­де по­сте­пен­но и в са­мом де­ле от­ме­ня­ет­ся, все боль­ше пре­вра­ща­ясь в пе­ре­вод­чи­ка-ре­дак­то­ра. Пост­ре­дак­ти­ро­ва­ние ак­ту­аль­но, про­фес­сия пост­ре­дак­то­ра вос­тре­бо­ва­на. Я го­во­рю, ко­неч­но, о пись­мен­ном пе­ре­во­де и, пре­иму­ще­ствен­но, та­ких тек­стов, глав­ное в ко­то­рых – пред­мет­ное со­дер­жа­ние. Впро­чем, по­яви­лись из­да­тель­ства, вы­пус­ка­ю­щие в МП да­же ху­до­же­ствен­ную ли­те­ра­ту­ру. Но тут, по­жа­луй, нуж­ны кавычки.

Под­ход к ре­дак­ти­ро­ва­нию ма­шин­но­го пе­ре­во­да прин­ци­пи­аль­но не от­ли­ча­ет­ся от то­го, что уже по­дроб­но опи­са­но и в се­рии ста­тей о ко­гни­тив­ных ос­но­ва­ни­ях ре­дак­ти­ро­ва­ния, и в пер­вой ча­сти этой ста­тьи. Но у него, как и у са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­ния, есть су­ще­ствен­ные осо­бен­но­сти. Преж­де чем пе­рей­ти к ним, нуж­но, од­на­ко, сде­лать од­ну важ­ную оговорку.

В ней нуж­да­ет­ся тер­мин «ре­дак­ти­ро­ва­ние МП» или, как те­перь при­ня­то, «пост­ре­дак­ти­ро­ва­ние». Де­ло в том, что речь не все­гда идет о ре­дак­ти­ро­ва­нии в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва, то есть об ис­прав­ле­нии и улуч­ше­нии тек­ста, вы­дан­но­го ма­ши­ной. Да, во мно­гих слу­ча­ях до­ста­точ­но лишь незна­чи­тель­ной прав­ки МП, а неко­то­рые фраг­мен­ты при­ем­ле­мы да­же «как есть», в неиз­мен­ном ви­де. В дру­гих же ре­зуль­тат МП, – в осо­бен­но­сти тек­ста, ко­то­рый кон­сти­ту­и­ро­ван ав­тор­ской ин­ди­ви­ду­аль­но­стью, от­ли­ча­ет­ся лек­си­че­ским и сти­ли­сти­че­ским свое­об­ра­зи­ем и т.п., – мо­жет по­тре­бо­вать не ре­дак­ти­ро­ва­ния, а пе­ре­пи­сы­ва­ния. Од­на­ко и в этом слу­чае пе­ре­вод­чик не дол­жен от­ка­зы­вать­ся от ис­поль­зо­ва­ния МП. Он бу­дет пе­ре­во­дить са­мо­сто­я­тель­но, с ори­ги­на­ла, но при этом поль­зо­вать­ся тек­стом МП как вспо­мо­га­тель­ным ма­те­ри­а­лом, в част­но­сти, как сво­е­го ро­да под­строч­ни­ком. Это поз­во­лит ему быст­рее вни­кать в текст ори­ги­на­ла и об­лег­чит за­да­чу, хо­тя бы по­то­му, что ней­ро­се­те­вой пе­ре­вод­чик неред­ко хо­ро­шо «по­ни­ма­ет» да­же не вполне внят­ный ори­ги­нал – пред­мет­ное со­дер­жа­ние тек­ста – и мо­жет слу­жить под­сказ­кой переводчику.

Ну, а те­перь об осо­бен­но­стях это­го ви­да ре­дак­ти­ро­ва­ния. Прин­ци­пи­аль­ных от­ли­чий его от ре­дак­ти­ро­ва­ния пе­ре­во­дов, вы­пол­нен­ных че­ло­ве­ком, два.

Од­но из них уже на­зва­но: у ма­шин­но­го пе­ре­во­да нет ав­то­ра. Во-пер­вых, его нет в том смыс­ле, соб­ствен­ном, что за ним не сто­ит пе­ре­вод­чик, ко­то­рый мог бы оспо­рить ре­дак­тор­ские из­ме­не­ния. Как и в слу­чае с са­мо­ре­дак­ти­ро­ва­ни­ем, это предъ­яв­ля­ет осо­бые тре­бо­ва­ния к спо­соб­но­сти пе­ре­вод­чи­ка-ре­дак­то­ра от­да­вать се­бе от­чет, чем обос­но­ва­ны его ре­ше­ния, не ру­ко­вод­ству­ясь од­ной лишь ин­ту­и­ци­ей, сво­им опы­том, ли­те­ра­тур­ной гра­мот­но­стью, чув­ством язы­ка и т.п. В про­тив­ном слу­чае вку­со­вая прав­ка – в нега­тив­ном зна­че­нии это­го тер­ми­на – неиз­беж­на. Это не зна­чит, что он дол­жен вся­кий раз при­бе­гать к глу­бо­ко­му ана­ли­зу, но он дол­жен чи­тать текст МП с дис­ци­пли­ни­ро­ван­ной при­сталь­но­стью. Ина­че го­во­ря, прак­ти­ко­вать ко­гни­тив­ный под­ход «от смыс­ла и связности».

Од­но по­пут­ное за­ме­ча­ние, ка­са­ю­ще­е­ся ав­тор­ства пе­ре­во­да. Вы­пус­кая пе­ре­вод, сде­лан­ный ма­ши­ной, под сво­ей ре­дак­ци­ей, нуж­но, ес­ли быть вполне кор­рект­ным, ука­зы­вать в вы­ход­ных дан­ных обо­их. На­при­мер, так: Пе­ре­вод: [на­зва­ние сер­ви­са: DeepL, Google Translate, ChatGPT, Yandex Пе­ре­вод­чик, Bing и пр.]; ре­дак­ция пе­ре­во­да: [имя ре­дак­то­ра]. Это не для то­го, что­бы на­де­лить ма­ши­ну ин­ди­ви­ду­аль­но­стью или ав­тор­ски­ми пра­ва­ми, а лишь для то­го, что­бы чи­та­тель пе­ре­во­да знал, с чем он име­ет де­ло. Ну и что­бы воз­дать долж­ное со­зда­те­лям сервиса.

И это под­во­дит нас к то­му, что у МП нет ав­то­ра и в дру­гом, весь­ма су­ще­ствен­ном от­но­ше­нии. А имен­но в том, что у ма­ши­ны нет ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. У ро­бо­та есть сен­со­ры, но нет ор­га­нов чувств, есть вы­да­ю­щи­е­ся ком­би­на­тор­ные спо­соб­но­сти, но нет са­мо­со­зна­ния, он мо­жет вы­чис­лить, что ему боль­но или при­ят­но, но не мо­жет ис­пы­ты­вать боль или удо­воль­ствие. Имен­но по­это­му МП-ро­бот не по­ни­ма­ет праг­ма­ти­ки. И ров­но по­это­му он не за­ме­ня­ет переводчика-человека.

За то, что нас с ва­ми от­ме­нит ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, я не осо­бен­но бес­по­ко­юсь. Ме­ня за­ни­ма­ет не столь­ко «судь­ба про­фес­сии», сколь­ко то, как МП де­ла­ет оче­вид­ной сущ­ность пе­ре­во­да: ней­ро­се­те­вой пе­ре­вод­чик с ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том ори­ен­ти­ро­ван на пред­мет­ное со­дер­жа­ние тек­ста, он хо­ро­шо «по­ни­ма­ет» и пе­ре­во­дит зна­че­ние, но не смысл (в том смыс­ле это­го тер­ми­на, – про­сти­те за непред­на­ме­рен­ный ка­лам­бур, – в ка­ком он опре­де­лен в тре­тьей ста­тье). Он непло­хо справ­ля­ет­ся с пе­ре­да­чей пред­мет­но-ло­ги­че­ско­го со­дер­жа­ния ути­ли­тар­но­го тек­ста, не обре­ме­нен­но­го ни­ка­ки­ми праг­ма­ти­че­ски­ми ком­по­нен­та­ми, кро­ме обу­слов­лен­ных жан­ро­во-сти­ли­сти­че­ской кон­вен­ци­ей. Он хо­ро­шо, ча­сто да­же луч­ше, чем пе­ре­вод­чик-че­ло­век, улав­ли­ва­ет все то, в чем не про­све­чи­ва­ет ав­тор­ская ин­ди­ви­ду­аль­ность (упо­треб­ле­ние слов в их сло­вар­ных зна­че­ни­ях, стан­дарт­ные син­так­си­че­ские кон­струк­ции, три­ви­аль­ную фра­зео­ло­гию и т.д.), по­сколь­ку обу­ча­ет­ся на огром­ном мас­си­ве тек­стов из ко­то­рых из­вле­ка­ет то, что за­ко­но­мер­но, по­вто­ря­е­мо, вос­про­из­во­ди­мо. Но по­сколь­ку у него нет ни сво­их ор­га­нов чувств, ни сво­е­го те­лес­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го опы­та, то праг­ма­ти­че­ски обу­слов­лен­ный смысл ему по су­ще­ству недоступен.

Стро­го го­во­ря, ней­ро­се­те­вой пе­ре­вод­чик – это ве­ли­кий об­ман. Дар, при­но­си­мый нам ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том, это чер­ная ро­за в бо­ка­ле зо­ло­то­го, как небо, AI. Он пе­ре­во­дит тó в тек­сте, что «пе­ре­во­ди­мо», то есть то, что под­да­ет­ся пе­ре­ска­зу. Кста­ти, по­это­му он и бы­ва­ет при­го­ден как вспо­мо­га­тель­ный под­строч­ник, об­лег­ча­ю­щий ра­бо­ту пе­ре­вод­чи­ка. Он пло­хой сти­лист, но, по­вто­рю, пред­мет­но-ло­ги­че­ское со­дер­жа­ние тек­ста пе­ре­да­ет по боль­шей ча­сти пра­виль­но и син­так­си­че­ски гра­мот­но. С тек­стом, в ко­то­ром силь­но́ ор­га­ни­зу­ю­щее ав­тор­ское на­ча­ло, где слиш­ком гу­сто спле­те­ны слож­ные смыс­лы с да­ле­ко не стан­дарт­ны­ми, не об­ще­язы­ко­вы­ми спо­со­ба­ми вы­ра­же­ния, он не сла­дит. Я бы не по­ру­чил ему пе­ре­во­дить А.С. Бай­етт или Ан­дрея Пла­то­но­ва, но с тек­ста­ми, не ли­шен­ны­ми внят­ной се­ман­ти­ки, не по­стро­ен­ны­ми на аб­сурд­ных с точ­ки зре­ния здра­во­го смыс­ла сме­ще­ни­ях, он обыч­но справ­ля­ет­ся. Во вся­ком слу­чае на­столь­ко, что вы­дан­ный им пе­ре­вод име­ет смысл редактировать.

Что из это­го сле­ду­ет для пост­ре­дак­то­ра? Во-пер­вых, что он дол­жен с осо­бым тща­ни­ем вы­яв­лять ис­ка­же­ния и непе­ре­да­чу праг­ма­ти­че­ских эле­мен­тов смыс­ла. Да­же ути­ли­тар­ный текст не ли­шен праг­ма­ти­ки, и тут у МП бы­ва­ют сбои, на­при­мер, оши­боч­ное рас­пре­де­ле­ние те­мы и ре­мы. Из-за ори­ен­та­ции МП на пред­мет­ное со­дер­жа­ние он бо­лее «скло­нен» к лек­си­че­ско­му бук­ва­лиз­му, чем пе­ре­вод­чик-про­фес­си­о­нал, пе­ре­во­дя­щий не сло­ва, а смысл. Эта же ори­ен­та­ция име­ет тен­ден­цию де­лать текст МП бо­лее фор­маль­ным по сти­лю. В си­лу тех же при­чин МП не спо­со­бен про­из­во­дить праг­ма­ти­че­скую адап­та­цию тек­ста, то есть учи­ты­вать фо­но­вые зна­ния и осо­бен­но­сти вос­при­я­тия ад­ре­са­та пе­ре­во­да. На­ко­нец, сле­ду­ет упо­мя­нуть, что МП хо­тя и на­учил­ся «по­ни­мать» кон­текст, без че­го сколь­ко-ни­будь при­ем­ле­мый пе­ре­вод во­об­ще невоз­мо­жен, он вряд ли спо­со­бен (по­ка?) улав­ли­вать смыс­ло­вые свя­зи в пол­ном объ­е­ме ре­че­во­го про­из­ве­де­ния, в осо­бен­но­сти, ес­ли это боль­шой ав­тор­ский текст. Это мо­жет при­ве­сти к утра­те важ­ных внут­рен­них от­сы­лок и да­же к ис­ка­же­нию смысла.

Что мо­жет ро­бот: примеры

В мно­го­чис­лен­ных по­стах и ста­тьях, по­свя­щен­ных ма­шин­но­му пе­ре­во­ду, к нему предъ­яв­ля­ют­ся все­воз­мож­ные пре­тен­зии, неред­ко про­ти­во­ре­чи­вые и обыч­но необос­но­ван­ные. Так, неиз­мен­но утвер­жда­ет­ся, что он непри­го­ден для пе­ре­во­да ху­до­же­ствен­ных тек­стов, пло­хо справ­ля­ет­ся с пе­ре­во­дом иди­о­ма­ти­че­ских вы­ра­же­ний, куль­тур­но-спе­ци­фи­че­ских от­сы­лок и ал­лю­зий и пр. Меж­ду тем, из ска­зан­но­го преж­де долж­но быть яс­но, что к МП не сле­ду­ет под­хо­дить с той же мер­кой, что и к пе­ре­вод­чи­ку-про­фес­си­о­на­лу, спо­соб­но­му вос­про­из­во­дить слож­ные, ори­ги­наль­ные, ав­тор­ские смыс­лы во всей их праг­ма­ти­че­ской пол­но­те. Его си­ла и поль­за в дру­гом: в том, что он весь­ма успеш­но вос­со­зда­ет пред­мет­но-ло­ги­че­ское со­дер­жа­ние тек­ста в син­так­си­че­ски глад­кой фор­ме и де­ла­ет это в счи­та­ные се­кун­ды там, где пе­ре­вод­чи­ку по­на­до­би­лись бы мно­гие ча­сы. Ко­гда в тех же пуб­ли­ка­ци­ях «на од­ном ды­ха­нии» го­во­рит­ся, что ма­шин­ный пе­ре­вод не мо­жет обес­пе­чить неко­то­рые ви­ды пе­ре­во­да, на­при­мер, юри­ди­че­ский или ме­ди­цин­ский, тре­бу­ю­щие спе­ци­аль­ных зна­ний, то это уже яв­ный пе­ре­бор. Я при­ве­ду па­ру при­ме­ров, по­ка­зы­ва­ю­щих, что это не так. Да вот взять хо­тя бы преды­ду­щее пред­ло­же­ние, пусть и не су­гу­бо тех­ни­че­ское по те­ма­ти­ке, но до­воль­но-та­ки слож­ное, в пе­ре­во­де DeepL’ом на шведский:

När samma publikationer “i samma andetag” säger att maskinöversättning inte kan tillhandahålla vissa typer av översättning, såsom juridisk eller medicinsk, som kräver specialkunskaper, är detta helt klart överdrivet. Jag ska ge ett par exempel för att visa att så inte är fallet. –

Ко­неч­но, бук­ва­лизм, о чем упо­ми­на­лось вы­ше, про­гля­ды­ва­ет, но в це­лом пе­ре­вод вы­гля­дит вполне при­ем­ле­мо, хо­тя я ни­че­го в нем не пра­вил. На ан­глий­ский то­же по­лу­ча­ет­ся не ху­же; чи­та­тель мо­жет сам это про­ве­рить. Что до ху­до­же­ствен­ных тек­стов, то они ведь очень и очень раз­ные. Мно­гие име­ну­ют­ся ху­до­же­ствен­ны­ми лишь но­ми­наль­но, оста­ва­ясь вполне кон­вен­ци­он­ны­ми по язы­ку и сти­лю и не от­ли­ча­ясь от­кры­ти­ем но­вых смыс­лов. МП непло­хо ра­бо­та­ет и с ни­ми, что как раз и по­ро­ди­ло из­да­тель­ский сек­тор, вы­пус­ка­ю­щий ма­шин­ные пе­ре­во­ды. Мои экс­пе­ри­мен­ты по­ка­зы­ва­ют, что он по­ле­зен да­же при ра­бо­те с изощ­рен­ны­ми пуб­ли­ци­сти­че­ски­ми тек­ста­ми, ав­то­ры ко­то­рых де­мон­стри­ру­ют сти­ли­сти­че­скую изоб­ре­та­тель­ность, ост­ро­умие, иг­ру слов и ши­ро­кую эру­ди­цию. Да­же при пе­ре­во­де ис­тин­но ху­до­же­ствен­ных тек­стов, да хоть то­го же Дж. Мар­ти­на, по­мощь МП не бу­дет лиш­ней, но, ко­не­чо, толь­ко как вспо­мо­га­тель­ный ресурс.

При­ве­ду те­перь несколь­ко от­рыв­ков из тек­стов раз­ных жан­ров в ма­шин­ном пе­ре­во­де, опять-та­ки ни­че­го в нем не ис­прав­ляя. [3]

Юри­ди­че­ский текст

Это пер­вая ста­тья ввод­ной ча­сти швед­ско­го за­ко­на «Об охране занятости»:

1 § Denna lag gäller arbetstagare i allmän eller enskild tjänst.

Från lagens tillämpning undantas dock

1. arbetstagare som är anställda för arbete i arbetsgivarens hushåll, och

2. arbetstagare som är anställda i gymnasial lärlingsanställning.

Bestämmelserna i 4–6 b, 6 f, 6 g, 7–20, 22–37, 39 och 40 §§ gäller inte för

1. arbetstagare som med hänsyn till arbetsuppgifter och anställningsvillkor får anses ha företagsledande eller därmed jämförlig ställning,

2. arbetstagare som tillhör arbetsgivarens familj, och

3. arbetstagare som är anställda med särskilt anställningsstöd, i skyddat arbete eller med lönebidrag för utveckling i anställning. Lag (2022:448).

DeepL:

Раз­дел 1 На­сто­я­щий За­кон при­ме­ня­ет­ся к ра­бот­ни­кам, на­хо­дя­щим­ся на го­су­дар­ствен­ной или част­ной службе.

Од­на­ко из сфе­ры при­ме­не­ния дан­но­го за­ко­на ис­клю­че­ны сле­ду­ю­щие лица

1. ра­бот­ни­ки, на­ня­тые для ра­бо­ты в до­маш­нем хо­зяй­стве ра­бо­то­да­те­ля, и

2. ра­бот­ни­ки, за­ня­тые в про­цес­се обу­че­ния в стар­ших клас­сах сред­ней школы.

По­ло­же­ния раз­де­лов 4–6 b, 6 f, 6 g, 7–20, 22–37, 39 и 40 не при­ме­ня­ют­ся в отношении

1. ра­бот­ни­ков, ко­то­рые в от­но­ше­нии ра­бо­чих за­дач и усло­вий най­ма мо­гут счи­тать­ся за­ни­ма­ю­щи­ми ру­ко­во­дя­щую или со­по­ста­ви­мую должность,

 

3. ра­бот­ни­ки, ко­то­рые за­ня­ты в рам­ках спе­ци­аль­ной под­держ­ки за­ня­то­сти, на за­щи­щен­ных ра­бо­тах или с суб­си­ди­ро­ва­ни­ем за­ра­бот­ной пла­ты для раз­ви­тия за­ня­то­сти. За­кон (2022:448).

Как ви­дим, МП справ­ля­ет­ся с юри­ди­че­ским сти­лем, ис­клю­чи­тель­но ри­гид­ным, как бы ни от­ри­ца­ли воз­мож­ность ма­шин­но­го пе­ре­во­да та­ких тек­стов скеп­ти­ки, и вы­да­ет текст, под­да­ю­щий­ся ре­дак­ти­ро­ва­нию при срав­ни­тель­но неболь­ших уси­ли­ях (т.е. срав­ни­тель­но с пе­ре­во­дом с нуля).

Тех­ни­че­ский текст

Это от­ры­вок из ста­тьи о вар­ке суль­фат­ной целлюлозы:

Sodapanna

Den nu tjocka och trögflytande svartluten förbränns sedan i en sodapanna. I sodapannan förbränns det organiska materialet som har ett högt energiinnehåll. Ett sulfatmassabruk är därför självförsörjande vad gäller energi och kan dessutom oftast sälja energi, antingen i form av ånga och fjärrvärme eller elektricitet, oftast båda. Sodapannan fungerar som ett vanligt värmekraftverk och ångan leds genom turbiner för att generera elektricitet. Ångan kan också utnyttjas i massakoket, indunstningen och pappers- eller torkmaskinerna. Moderna, storskaliga sodapannor kan ha en värmeeffekt på 500 MW eller mera. Det organiska materialet brinner alltså upp till koldioxid och vatten samt bildar kol i eldbädden:

1. Lignin, kolhydrater och annat organiskt material + O2 → CO2 (g) + H2O (g) + C (i eldbädd)

DeepL:

Со­до­вый котел

Гу­стой и вяз­кий чер­ный ще­лок сжи­га­ет­ся в са­же­вом кот­ле. Ор­га­ни­че­ский ма­те­ри­ал, об­ла­да­ю­щий вы­со­ким со­дер­жа­ни­ем энер­гии, сжи­га­ет­ся в кот­ле-ути­ли­за­то­ре. Та­ким об­ра­зом, суль­фат­ный цел­лю­лоз­ный за­вод обес­пе­чи­ва­ет се­бя энер­ги­ей и мо­жет про­да­вать ее ли­бо в ви­де па­ра и цен­тра­ли­зо­ван­но­го теп­ло­снаб­же­ния, ли­бо в ви­де элек­тро­энер­гии, как пра­ви­ло, и то, и дру­гое. Ко­тел-ути­ли­за­тор ра­бо­та­ет как обыч­ная теп­ло­вая элек­тро­стан­ция, и пар про­хо­дит че­рез тур­би­ны для вы­ра­бот­ки элек­тро­энер­гии. Пар так­же мо­жет ис­поль­зо­вать­ся в ма­ши­нах для вар­ки, вы­па­ри­ва­ния и суш­ки цел­лю­ло­зы и бу­ма­ги. Со­вре­мен­ные круп­ные кот­лы-ути­ли­за­то­ры каль­ци­ни­ро­ван­ной со­ды мо­гут иметь теп­ло­вую мощ­ность 500 МВт и бо­лее. При этом ор­га­ни­че­ский ма­те­ри­ал сго­ра­ет до уг­ле­кис­ло­го га­за и во­ды с об­ра­зо­ва­ни­ем уг­ле­ро­да в ог­не­вом слое:

1. лиг­нин, уг­ле­во­ды и дру­гие ор­га­ни­че­ские ве­ще­ства + O2 → CO2 (г) + H2O (г) + C (в ог­не­вом слое).

И в этом слу­чае текст ма­шин­но­го пе­ре­во­да при­го­ден для ре­дак­ти­ро­ва­ния или, во вся­ком слу­чае, как вспо­мо­га­тель­ный ма­те­ри­ал. Неко­то­рые тер­ми­ны нуж­да­ют­ся в кор­рек­ти­ров­ке. Так, со­до­вый ко­тел обыч­но на­зы­ва­ют со­до­ре­ге­не­ра­ци­он­ным, хо­тя это и не ошиб­ка. «Ог­не­вой слой» нуж­но про­ве­рить. Но осо­бый ин­те­рес с точ­ки зре­ния ре­дак­ти­ро­ва­ния вы­зы­ва­ют упо­ми­нав­ши­е­ся рань­ше сбои в пе­ре­да­че те­ма-ре­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний, то есть имен­но праг­ма­ти­че­ских эле­мен­тов смыс­ла. Так, во вто­ром пред­ло­же­нии по­ря­док дол­жен быть об­рат­ным: фра­за «в кот­ле-ути­ли­за­то­ре» долж­на сто­ять в на­ча­ле пре­до­же­ния, т.е.. за­ни­мать по­ло­же­ние те­мы. При всем том объ­ем необ­хо­ди­мой прав­ки невелик.

Пуб­ли­ци­сти­че­ский текст

Это от­ры­вок из по­ле­ми­че­ской га­зет­ной ста­тьи о тре­бо­ва­ни­ях за­пре­тить пуб­лич­ное со­жже­ние ре­ли­ги­оз­ных книг.

”Om varje sansad människa måste erkänna att Gud finns och styr mänsklighetens öden, således även ytterst är all mänsklig ordnings herre, så kan staten omöjligt stillatigande se på hur Guds namn smädas, eller hans tillvaro hånfullt förnekas.” Denna teokratiska reflektion gjorde Oscar II i sina memoarer. Det var kungens kommentar till att Hjalmar Branting 1888 dömts till tre och en halv månads fängelse för att ha återpublicerat en artikel som ansågs häda Gud och driva med treenigheten.

DeepL:

“Ес­ли каж­дый здра­во­мыс­ля­щий че­ло­век дол­жен при­знать, что Бог су­ще­ству­ет и управ­ля­ет судь­ба­ми че­ло­ве­че­ства, а зна­чит, в ко­неч­ном сче­те, яв­ля­ет­ся и вла­сте­ли­ном все­го че­ло­ве­че­ско­го по­ряд­ка, то го­су­дар­ство не мо­жет спо­кой­но смот­реть на то, как кле­ве­щут на имя Бо­га, как на­сме­ха­ют­ся над его су­ще­ство­ва­ни­ем”. Это тео­кра­ти­че­ское рас­суж­де­ние Ос­кар II из­ло­жил в сво­их ме­му­а­рах. Это был ком­мен­та­рий ко­ро­ля по по­во­ду то­го, что в 1888 г. Хьял­мар Бран­тинг был при­го­во­рен к трем с по­ло­ви­ной ме­ся­цам тю­рем­но­го за­клю­че­ния за пе­ре­из­да­ние ста­тьи, в ко­то­рой, по его мне­нию, со­дер­жа­лась ху­ла на Бо­га и на­смеш­ка над Троицей.

Ма­шин­ный пе­ре­вод по­чти безукоризнен.

Еще один пуб­ли­ци­сти­че­ский текст

Это от­ры­вок из ста­тьи из­вест­но­го ко­лум­ни­ста га­зе­ты ”Dagens Nyheter” Это один из тех ав­то­ров, про­за ко­то­ро­го, не от­но­сясь к ху­до­же­ствен­но­му жан­ру, со­дер­жит це­лый спектр при­су­щих ему эле­мен­тов. Ста­тья пред­став­ля­ет со­бой «сво­е­го ро­да» некро­лог в свя­зи с недав­ней смер­тью вид­ной по­ли­ти­че­ской де­я­тель­ни­цы, чле­на риксдага.

När läkaren, forskaren, politikern och ämbetskvinnan Barbro Westerholm 89 år gammal gick bort häromdagen lyfte många medier upp hennes långa livsgärning, inte minst hennes många revolutionerande sexualpolitiska insatser. Mycket få av oss lämnar efter oss en så späckad Wikipedia-sida och så respektfulla minnesord. Men hur orkade hon alla dessa år, hur kunde hon vara så oförtröttligt aktiv, energisk, strävsam, inom så många områden och så långt upp i åren?

DeepL

Ко­гда на днях в воз­расте 89 лет скон­ча­лась врач, уче­ный, по­ли­тик и об­ще­ствен­ный де­я­тель Бар­б­ро Ве­стер­хольм, мно­гие СМИ от­ме­ти­ли ее мно­го­лет­нюю де­я­тель­ность, и не в по­след­нюю оче­редь ее ре­во­лю­ци­он­ный вклад в сек­су­аль­ную по­ли­ти­ку. Ма­ло кто из нас остав­ля­ет по­сле се­бя та­кую пол­ную стра­ни­цу в Ви­ки­пе­дии и та­кие ува­жи­тель­ные ме­мо­ри­а­лы. Но как ей уда­лось про­жить все эти го­ды, как она мог­ла быть та­кой неуто­ми­мой, энер­гич­ной, стре­мя­щей­ся к успе­ху в столь­ких об­ла­стях и так да­ле­ко зай­ти в пре­клон­ном возрасте?

Ко­неч­но, в этом слу­чае необ­хо­ди­мо ре­дак­ти­ро­ва­ние, но «ос­но­ва­тель­но» и по су­ще­ству нуж­но ис­пра­вить толь­ко по­след­нее пред­ло­же­ние. В нем со­дер­жат­ся смыс­ло­вые ошиб­ки или, во вся­ком слу­чае, неточ­но­сти, свя­зан­ные с «непо­ни­ма­ни­ем» праг­ма­ти­ки. Hur hon orkade это не про то, как ей «уда­лось про­жить», а как ей хва­ти­ло сил на все, че­го она до­стиг­ла. А strävsam это не про «стрем­ле­ние к успе­ху», хо­тя в ка­ком-то кон­тек­сте и мог­ло бы зна­чить имен­но это. Но здесь это о на­стой­чи­вой, упор­ной ра­бо­те для до­сти­же­ния це­ли (а не лич­но­го успе­ха). В осталь­ном же поль­за от ма­шин­но­го пе­ре­во­да до­ста­точ­но очевидна.

Ху­до­же­стввен­ный текст

Для при­ме­ра МП та­ко­го тек­ста бы­ло удоб­но взять тот же фраг­мент из «Иг­ры пре­сто­лов», пе­ре­вод ко­то­ро­го по­дроб­но разо­бран в пер­вой ста­тье.

“As you wish, my lord,” he said with no trace of his former friendliness. He led Ned out a rear door and across a narrow yard, back to the cavernous stone barn where the work was done. When the armorer opened the door, the blast of hot air that came through made Ned feel as though he were walking into a dragon’s mouth. Inside, a forge blazed in each corner, and the air stank of smoke and sulfur. Journeymen armorers glanced up from their hammers and tongs just long enough to wipe the sweat from their brows, while bare-chested apprentice boys worked the bellows.

The master called over a tall lad about Robb’s age, his arms and chest corded with muscle. “This is Lord Stark, the new Hand of the King,” he told him as the boy looked at Ned through sullen blue eyes and pushed back sweat-soaked hair with his fingers. Thick hair, shaggy and unkempt and black as ink. The shadow of a new beard darkened his jaw.

DeepL:

“Как по­же­ла­е­те, ми­лорд”, — ска­зал он без те­ни преж­не­го дру­же­лю­бия. Он вы­вел Неда че­рез зад­нюю дверь и по­вел че­рез уз­кий двор к огром­но­му ка­мен­но­му са­раю, где ве­лась ра­бо­та. Ко­гда ору­жей­ник от­крыл дверь, во­рвав­ший­ся внутрь по­ток го­ря­че­го воз­ду­ха за­ста­вил Неда по­чув­ство­вать се­бя так, слов­но он во­шел в пасть дра­ко­на. Внут­ри в каж­дом уг­лу пы­ла­ла куз­ни­ца, а в воз­ду­хе сто­ял за­пах ды­ма и се­ры. Под­ма­сте­рья-ору­жей­ни­ки под­ни­ма­ли гла­за от мо­лот­ков и щип­цов, что­бы вы­те­реть пот со лба, а маль­чиш­ки-под­ма­сте­рья с го­лы­ми гру­дя­ми ра­бо­та­ли с мехом.

Ма­стер по­до­звал к се­бе вы­со­ко­го пар­ня, при­мер­но ро­вес­ни­ка Роб­ба, его ру­ки и грудь бы­ли по­кры­ты му­ску­ла­ми. “Это лорд Старк, но­вый дес­ни­ца ко­ро­ля, — ска­зал он ему, гля­дя на Неда угрю­мы­ми го­лу­бы­ми гла­за­ми и от­ки­ды­вая паль­ца­ми мок­рые от по­та во­ло­сы. Гу­стые во­ло­сы, лох­ма­тые, неухо­жен­ные и чер­ные, как чер­ни­ла. На че­лю­сти тем­не­ла тень но­вой бороды.

Здесь мно­го оши­бок и неточ­но­стей. По­ток не во­рвал­ся внутрь, а вы­рвал­ся от­ту­да, по уг­лам пы­ла­ли не куз­ни­цы, а куз­неч­ные гор­ны, под­ма­сте­рья под­ни­ма­ли гла­за от ра­бо­ты толь­ко для то­го, что­бы уте­реть пот, го­лые гру­ди весь­ма ко­мич­ны, а на Неда по­гля­дел го­лу­бы­ми гла­за­ми не ма­стер, а маль­чик. Ну и «тень но­вой бо­ро­ды» то­же не са­мое удач­ное вы­ра­же­ние. Од­на­ко да­же этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, что поль­зо­вать­ся ма­шин­ным пе­ре­во­дом в ка­че­стве под­соб­но­го ма­те­ри­а­ла име­ет смысл: неко­то­рые фраг­мен­ты это­го от­рыв­ка вы­гля­дят в нем все же луч­ше, чем в офи­ци­аль­ном переводе.

_____________

[1] Ев­ге­ний Ри­ве­лис. Пе­ре­во­ди не сло­ва а смысл. Ма­стер-класс по пись­мен­но­му пе­ре­во­ду неху­до­же­ствен­но­го тек­ста (на ма­те­ри­а­ле швед­ско­го язы­ка). Тео­рия и прак­ти­ка кон­цеп­ту­аль­но­го пе­ре­во­да». Сток­гольм: Interword, 2020. (тж. в из­да­нии М.: Флинта).

[2] См., на­при­мер, раз­бор от­рыв­ка ”Dead is dead …” из про­ло­га к «Иг­ре пре­сто­лов» в ч. 2 се­рии о ре­дак­ти­ро­ва­нии, в пе­ре­во­де ко­то­ро­го же­ла­тель­ность вос­пол­не­ния смыс­ла обу­слов­ле­на лишь зна­ни­ем все­го кон­тек­ста про­из­ве­де­ния, по край­ней ме­ре, пер­во­го то­ма цик­ла. В нем две­сти стра­ниц спу­стя вер­бов­щик Ноч­но­го до­зо­ра Йо­рен «рас­кры­ва­ет» нам эту те­му: ”[P]ast the Wall […] a man can’t always tell what’s alive and what’s dead.

[3] Из пя­ти при­во­ди­мых при­ме­ров ма­шин­но­го пе­ре­во­да пер­вые че­ты­ре – со швед­ско­го. При же­ла­нии чи­та­тель, не вла­де­ю­щий швед­ским язы­комм, мо­жет про­гнать ис­ход­ные тек­сты че­рез DeepL или лю­бой дру­гой ней­ро­пе­ре­вод­че­ский сер­вис и со­по­ста­вить с по­лу­чен­ным ан­глий­ским тек­стом. Так как раз­ные сер­ви­сы справ­ля­ют­ся с те­ми или ины­ми ча­стя­ми тек­ста по-раз­но­му – луч­ше или ху­же – то ино­гда име­ет смысл срав­ни­вать ре­зуль­та­ты от раз­ных МП и чат-ботов.

Добавить комментарий

Ваш ад­рес email не бу­дет опуб­ли­ко­ван. Обя­за­тель­ные по­ля по­ме­че­ны *

Post Views: 17

TACK FÖR BESÖKET!

Lämna gärna ditt omdöme
om innehållet på denna webbplats.