Раз­ли­че­ние так на­зы­ва­е­мых си­но­ни­мов – од­на из цен­траль­ных про­блем пе­ре­во­да и лек­си­ко­гра­фии, обу­че­ния язы­ку, и аб­со­лют­но цен­траль­ная в тео­рии язы­ка. Те­зис об уни­каль­но­сти кон­цеп­тов, сим­во­ли­зи­ру­е­мых еди­ни­ца­ми язы­ка – NO SYNONYMS! – был убе­ди­тель­но за­яв­лен Ду­ай­том Бо­лин­дже­ром еще лет шесть­де­сят то­му на­зад. Язык не бы­ва­ет рас­то­чи­те­лен без нуж­ды, и ес­ли в нем есть две от­ли­ча­ю­щи­е­ся друг от дру­га фор­мы, то каж­дая из них об­ла­да­ет сво­ей уни­каль­ной спе­ци­фи­кой. Да­же ес­ли их усло­вия ис­тин­но­сти, т.е. необ­хо­ди­мые и до­ста­точ­ные при­зна­ки си­ту­а­ций, к ко­то­рым их мож­но от­не­сти, прак­ти­че­ски неот­ли­чи­мы. Язы­ко­вые фор­мы со­дер­жа­тель­ны, и их со­дер­жа­ние уни­каль­но. Оно-то и под­ле­жит выявлению.

Во­прос «Ка­кая раз­ни­ца меж­ду моббин­гом, бул­лин­гом и трав­лей?» был недав­но за­дан в швед­ской груп­пе ав­то­ри­зо­ван­ных пе­ре­вод­чи­ков в ФБ, на ко­то­рую под­пи­сан и я. На мой взгляд, бул­линг и моббинг сле­до­ва­ло бы взять в ка­выч­ки (за неиме­ни­ем в по­стах ФБ кур­си­ва), то есть го­во­рить о сло­вах и усло­ви­ях их упо­треб­ле­ния, а не о сущ­но­сти обо­зна­ча­е­мых ими со­ци­аль­ных яв­ле­ний. Со­блазн за­нять­ся по­ис­ка­ми от­ли­чий, ис­хо­дя из «при­ро­ды ве­щей», в дан­ном слу­чае осо­бен­но ве­лик, так как оба эти сло­ва при­над­ле­жат ско­рее тер­ми­но­ло­гии, чем об­ще­му язы­ку. Луч­ше, од­на­ко, оста­вить это за­ня­тие со­цио­ло­гам, со­ци­аль­ным пси­хо­ло­гам, да­же пра­во­ве­дам (так как в этих яв­ле­ни­ях неред­ко об­на­ру­жи­ва­ют­ся при­зна­ки раз­лич­ных уго­лов­ных пре­ступ­ле­ний, на­при­мер, по ст. 213 УК РФ «Ху­ли­ган­ство», ст. 117 «Ис­тя­за­ние» и пр.). Они, спе­ци­а­ли­сты, это и де­ла­ют, не при­хо­дя, од­на­ко, к еди­но­му мне­нию: об­ще­при­ня­тых фор­маль­ных опре­де­ле­ний этих тер­ми­нов не су­ще­ству­ет. Это объ­яс­ни­мо: дать од­но­знач­ное опре­де­ле­ние ка­ко­му бы то ни бы­ло слож­но­му, мно­го­фак­тор­но­му со­ци­аль­но­му яв­ле­нию, в част­но­сти, этим двум, и про­ве­сти меж­ду ни­ми чет­кую гра­ни­цу, по-ви­ди­мо­му, по­про­сту невозможно.

Стре­мясь при­дать этим сло­вам стро­гость тер­ми­нов, пред­ла­га­ют опре­де­ле­ния, пред­став­ля­ю­щие со­бой раз­лич­ные на­бо­ры при­зна­ков, – у каж­до­го ав­то­ра свой! – яко­бы объ­ек­тив­но при­су­щих со­от­вет­ству­ю­щим яв­ле­ни­ям. Так, субъ­ект бул­лин­га – это от­дель­ное ли­цо, а моббин­га – груп­па лиц, а их объ­ект – все­гда че­ло­век, в от­ли­чие от трав­ли; бул­линг на­блю­да­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но в школь­ной сре­де, моббинг – на ра­бо­чем ме­сте; для бул­лин­га ха­рак­тер­но со­че­та­ние фи­зи­че­ско­го и пси­хи­че­ско­го на­си­лия, для моббин­га – пси­хи­че­ское, и т.д. и т.п. В ка­че­стве объ­ек­тив­ных при­зна­ков этим яв­ле­ни­ям мо­гут при­пи­сы­вать­ся и та­кие, как при­чи­на (на­при­мер, лич­ная непри­язнь vs. кол­лек­тив­ное непри­зна­ние), цель или мо­ти­ва­ция (на­при­мер, уни­зить, под­чи­нить vs. ис­торг­нуть), род жерт­вы (на­при­мер, сла­бак vs. чу­жак), по­вто­ря­е­мость ак­тов на­си­лия (од­но­ра­зо­вый vs. неод­но­крат­ный) и проч. По­след­ний, кста­ти, весь­ма ва­жен с кон­цеп­ту­аль­ной точ­ки зре­ния, но ча­сто не учи­ты­ва­ет­ся в опре­де­ле­ни­ях: при бул­лин­ге это от­дель­ные ак­ты на­си­лия со сто­ро­ны од­но­го и то­го же субъ­ек­та, а при моббин­ге – некая по­сто­ян­ная ат­мо­сфе­ра по­дав­ле­ния лич­но­сти, хо­тя он мо­жет вклю­чать в се­бя от­дель­ные, неод­но­вре­мен­ные эпи­зо­ды с уча­сти­ем раз­ных лиц, но все­гда «от име­ни» кол­лек­тив­но­го пре­сле­до­ва­те­ля. Бул­линг, вве­ден­ный в си­сте­му, и моббинг ча­сто на­зы­ва­ют трав­лей, так как мо­гут вос­при­ни­мать­ся как фор­мы на­си­лия с осо­бым упор­ством и жестокостью.

По су­ще­ству, по­сред­ством ис­чис­ле­ния по­ня­тий­ных при­зна­ков скла­ды­ва­ет­ся та или иная кар­ти­на си­ту­а­ции со­от­вет­ству­ю­ще­го ти­па. Сто­ит, впро­чем, ого­во­рить­ся, что ее объ­ек­тив­ность услов­на. В скла­ды­ва­нии «кар­тин­ки» из на­бо­ра объ­ек­тив­ных при­зна­ков есть из­вест­ное лу­кав­ство: от­би­рая их для сво­е­го опре­де­ле­ния тер­ми­на, ав­то­ры та­ких опи­са­ний в ко­неч­ном сче­те все рав­но опи­ра­ют­ся на свое вла­де­ние язы­ко­вой кон­вен­ци­ей. Они за­ра­нее «зна­ют», к ка­ким си­ту­а­ци­ям мож­но от­не­сти тот или иной тер­мин. При этом в опре­де­ле­ни­ях тер­ми­нов, неиз­беж­но пре­вра­ща­ю­щих­ся в раз­вер­ну­тые опи­са­ния, вы­де­ля­ет­ся глав­ный при­знак, наи­бо­лее оче­вид­ный (salient) и обыч­но слу­жа­щий ос­но­ва­ни­ем для раз­ли­че­ния опи­сы­ва­е­мых яв­ле­ний. Так, бул­линг от­ли­ча­ют от моббин­га по то­му, что субъ­ект пер­во­го, как толь­ко что упо­мя­ну­то, это от­дель­ное ли­цо, а вто­ро­го – груп­па лиц или кол­лек­тив. Меж­ду тем, бул­ли [упо­треб­ляю здесь это за­им­ство­ва­ние за неиме­ни­ем хо­ро­ше­го рус­ско­го со­от­вет­ствия] вполне мо­жет из­де­вать­ся над жерт­вой не в оди­ноч­ку, а при под­держ­ке сво­их при­хвост­ней, но та­кую си­ту­а­цию вряд ли удач­но на­звать моббин­гом. Ина­че го­во­ря, бул­линг то­же не яв­ля­ет­ся су­гу­бо ин­ди­ви­ду­аль­ным дей­стви­ем. Ему нуж­на пуб­лич­ность, пусть толь­ко в ли­це «ше­сте­рок». Он дол­жен про­ис­хо­дить так, что­бы все это ви­де­ли и ува­жа­ли ав­то­ри­те­та, а воз­мож­но да­же при мол­ча­ли­вом неосуж­де­нии со сто­ро­ны тех, на гла­зах у ко­го он происходит.

Моббинг же не обя­за­тель­но сво­дит­ся к пси­хо­ло­ги­че­ско­му на­си­лию, но мо­жет со­про­вож­дать­ся и фи­зи­че­ски­ми дей­стви­я­ми. Он слу­ча­ет­ся не толь­ко в тру­до­вом кол­лек­ти­ве, но и в шко­ле, а бул­линг – не толь­ко в шко­ле, но и, на­при­мер, во дво­ре или в армии.

Все та­кие при­зна­ки не аб­со­лют­ны, не мо­гут быть при­пи­са­ны ис­клю­чи­тель­но дан­но­му яв­ле­нию и мо­гут про­яв­лять­ся в си­ту­а­ци­ях обо­их ти­пов в раз­ной сте­пе­ни. Са­ми же си­ту­а­ции, ко­то­рые име­ну­ют бул­лин­гом и моббин­гом, весь­ма раз­но­об­раз­ны и рас­по­ла­га­ют­ся не на двух по­лю­сах, а, ско­рее, на шка­ле меж­ду «про­то­ти­па­ми». Опре­де­ле­ния этих тер­ми­нов, ос­но­ван­ные на «объ­ек­тив­ных» при­зна­ках, неиз­беж­но диф­фуз­ны, ни­ко­гда не бы­ва­ют ис­чер­пы­ва­ю­щи­ми, пред­став­ля­ют со­бой лишь бо­лее или ме­нее убе­ди­тель­ные спе­ку­ля­ции о при­ро­де ве­щей и ча­сто про­ти­во­ре­чат друг дру­гу в от­но­ше­нии тех или иных при­зна­ков. Ка­за­лось бы, в ка­че­стве тер­ми­нов эти сло­ва не долж­ны вы­сту­пать как си­но­ни­мы, а меж­ду тем их сплошь и ря­дом упо­треб­ля­ют без раз­бо­ра, од­но вме­сто дру­го­го, да­же в текстах, пре­тен­ду­ю­щих на на­уч­ность. И оба они ре­гу­ляр­но за­ме­ща­ют­ся сло­вом трав­ля, ко­то­рое при­ни­ма­ет­ся за бо­лее ши­ро­кое по­ня­тие и, тем са­мым, ги­пе­ро­ним по от­но­ше­нию к бул­лин­гу и моббин­гу.

Ис­чис­ле­ние и ком­би­ни­ро­ва­ние се­ман­ти­че­ских при­зна­ков, ка­ким бы ис­чер­пы­ва­ю­щим оно ни бы­ло, все же не схва­ты­ва­ет су­ще­ства этих по­ня­тий. Ведь до­ста­точ­но оче­вид­но, что суть бул­лин­га не в том, что на­силь­ни­ком яв­ля­ет­ся ин­ди­вид, а моббин­га – груп­па или кол­лек­тив. С дру­гой же сто­ро­ны, на­ли­чие в зна­че­ни­ях со­от­вет­ству­ю­щих тер­ми­нов и сло­ва трав­ля об­щей ча­сти – ведь все они (да и ряд дру­гих, на­при­мер, ха­рас­смент, де­дов­щи­на) от­но­сят­ся к си­ту­а­ци­ям, в ко­то­рых ин­ди­вид под­вер­га­ет­ся из­де­ва­тель­ско­му, уни­зи­тель­но­му об­ра­ще­нию, ли­ша­ю­ще­му его че­сти и до­сто­ин­ства, – за­став­ля­ет счи­тать, что трав­ля, как неспе­ци­фи­че­ский тер­мин, пре­крас­но под­хо­дит на роль обоб­ща­ю­ще­го си­но­ни­ма. Од­на­ко тра­вить мож­но и зай­ца, и та­ра­ка­нов, и чу­жие по­се­вы – и во всех слу­ча­ях бу­дет упо­треб­ле­но од­но и то же су­ще­стви­тель­ное трав­ля, про­из­вод­ное от гла­го­ла тра­вить, в его ис­ход­ном зна­че­нии – то же са­мое сло­во, что и при­ме­ни­тель­но к че­ло­ве­ку, а не его омо­ним. Трав­лю зай­ца не на­зо­вешь бул­лин­гом или моббин­гом, и про него не ска­жешь, что он под­верг­ся уни­зи­тель­но­му об­ра­ще­нию. У трав­ли своя спе­ци­фи­ка (об этом ни­же). И не уяс­нив ее, нель­зя объ­яс­нить, по­че­му но­си­те­лю рус­ско­го язы­ка вряд ли при­дет в го­ло­ву ска­зать, что за пуб­ли­ка­цию «Док­то­ра Жи­ва­го» за гра­ни­цей Па­стер­нак под­верг­ся бул­лин­гу или моббин­гу. Или что охо­та на ав­то­ров по­стов в соц­се­тях, на­зы­ва­ю­щих вой­ну вой­ной, это моббинг, а не травля.

Опре­де­ле­ния объ­ек­ти­вист­ско­го ти­па, чем они при­сталь­ней и по­дроб­ней, тем бо­лее внят­ное пред­став­ле­ние они мо­гут со­зда­вать о при­ро­де опи­сы­ва­е­мых ве­щей, но они ни­че­го не го­во­рят о при­ро­де обо­зна­ча­ю­щих их слов, об «идее» каж­до­го из них – кон­цеп­те, ко­то­рый санк­ци­о­ни­ру­ет их по­ве­де­ние в ре­чи и вы­бор го­во­ря­щим од­но­го из «си­но­ни­мов». Пе­ре­вод­чик дол­жен, ко­неч­но, раз­би­рать­ся в пред­ме­те, то есть вла­деть кое-ка­ким эн­цик­ло­пе­ди­че­ским зна­ни­ем, но вы­бор го­во­ря­ще­го от­нюдь не все­гда объ­яс­ним яко­бы необ­хо­ди­мы­ми и до­ста­точ­ны­ми при­зна­ка­ми опи­сы­ва­е­мой си­ту­а­ции, да­же ес­ли речь идет о тер­ми­нах. Ес­ли мы от ана­ли­за яв­ле­ний пе­рей­дем, на­ко­нец, к усло­ви­ям упо­треб­ле­ния слов, то нетруд­но за­ме­тить, что все ис­чис­ля­е­мые в та­ких опи­са­ни­ях при­зна­ки груп­пи­ру­ют­ся во­круг неко­е­го ядер­но­го смыс­ла, ко­то­рый, од­на­ко, в них не фик­си­ру­ет­ся – смыс­ла, ко­то­рый усколь­за­ет от фор­маль­но­го опре­де­ле­ния, но, без­услов­но, схва­ты­ва­ет­ся го­во­ря­щим из об­ра­за си­ту­а­ции. В каж­дом дан­ном си­ту­а­тив­ном кон­тек­сте го­во­ря­щий де­ла­ет вы­бор не на ос­но­ва­нии од­них лишь объ­ек­тив­ных при­зна­ков, а бла­го­да­ря вла­де­нию кон­цеп­том – бла­го­да­ря то­му, чтó при­ня­то на­зы­вать кон­вен­ци­о­наль­ным зна­ни­ем но­си­те­ля язы­ка, вклю­ча­ю­щим, ра­зу­ме­ет­ся, праг­ма­ти­че­ские ас­пек­ты смыс­ла. В ко­неч­ном сче­те, это вы­бор в со­от­вет­ствии с той «кар­тин­кой», ко­то­рую зна­ние идеи сло­ва вы­зы­ва­ет в его представлении.

При­ме­ни­тель­но к бул­лин­гу это, по-ви­ди­мо­му, пред­став­ле­ние о ху­ли­ган­ском ха­рак­те­ре дей­ствий субъ­ек­та, о дей­стви­ях «из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний». Это, кста­ти ска­зать, офи­ци­аль­ный тер­мин, неод­но­крат­но фи­гу­ри­ру­ю­щий в УК РФ (в ны­неш­ней ре­дак­ции – 11 раз), но фор­маль­но не опре­де­ля­е­мый, так ска­зать, ак­си­о­ма­ти­че­ский. В спе­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ни­ях ему да­ют­ся все­воз­мож­ные со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские объ­яс­не­ния. Вы­гля­дят они бо­лее или ме­нее спе­ку­ля­тив­но, но мы-то с ва­ми, но­си­те­ли язы­ка, и без то­го «зна­ем», чтó это зна­чит и ка­ки­ми бы­ва­ют бул­ли. Не уве­рен, что «ху­ли­ган­ские по­буж­де­ния» мож­но при­пи­сать агрес­сив­но­му ре­бен­ку в дет­ском са­ду, од­на­ко опи­сы­ва­е­мые в уче­ных тру­дах пси­хо­ло­ги­че­ские пред­по­сыл­ки та­ко­го по­ве­де­ния ре­ле­вант­ны и в этом слу­чае. Что же ка­са­ет­ся моббин­га, то это, по край­ней ме­ре в мо­ем пред­став­ле­нии, «кар­тин­ка» из­де­ва­тель­ско­го от­тор­же­ния груп­пой чу­же­род­но­го эле­мен­та, ко­го-то «не та­ко­го, как мы», и со­вер­ша­ет­ся это из иных «по­буж­де­ний», неже­ли буллинг.

Ра­зу­ме­ет­ся, то, что я на­звал «от­тор­же­ни­ем», на­блю­да­ет­ся и в ти­пич­ных си­ту­а­ци­ях трав­ли, но, как ска­за­но вы­ше, «ре­жим» трав­ли с точ­ки зре­ния но­си­те­ля язы­ка име­ет свою спе­ци­фи­ку. Сло­ва бул­линг и моббинг обо­зна­ча­ют со­ци­аль­ные яв­ле­ния, фе­но­ме­ны, нечто су­щее. Сло­во трав­ля, на­про­тив, не обо­зна­ча­ет ни­ка­ко­го фе­но­ме­на, ни­че­го, что «име­ет ме­сто быть». У него, что на­зы­ва­ет­ся, иной он­то­ло­ги­че­ский ста­тус. Оно обо­зна­ча­ет по­ня­тие о неко­то­ром ти­пе си­ту­а­ций, а не яв­ле­ние. В част­но­сти, имен­но по­это­му вполне до­пу­сти­мы вы­ра­же­ния бо­роть­ся с бул­лин­гом, про­бле­ма моббин­га, про­фи­лак­ти­ка моббин­га, но не * бо­роть­ся с трав­лей, * про­бле­ма трав­ли, * про­фи­лак­ти­ка трав­ли: с нега­тив­ны­ми яв­ле­ни­я­ми в об­ще­стве мож­но бо­роть­ся, их мож­но изу­чать, их мож­но пре­ду­пре­ждать, че­го ни­как нель­зя де­лать с понятиями.

Уже од­но это ука­зы­ва­ет, что сло­во трав­ля не все­гда мож­но под­ста­вить на ме­сто слов бул­линг или моббинг, во вся­ком слу­чае, без до­пол­ни­тель­ной спе­ци­фи­ка­ции, пре­вра­ща­ю­щей трав­лю в яв­ле­ние: школь­ная трав­ля, трав­ля на ра­бо­чих ме­стах. За­ме­на в об­рат­ном на­прав­ле­нии то­же не все­гда воз­мож­на. На­при­мер, в пред­ло­же­ние «За­пад­ные ди­пло­ма­ты под­вер­га­ют­ся трав­ле со сто­ро­ны Крем­ля.» нель­зя под­ста­вить моббинг, а тем бо­лее бул­линг, вме­сто трав­ля.

Ка­кое имен­но по­ня­тие за­клю­че­но в сло­ве трав­ля? Пер­во­на­чаль­но – о прак­ти­ке псо­вой охо­ты: гон и убий­ство ди­ко­го жи­вот­но­го. В ны­неш­нем узу­се сло­во трав­ля упо­треб­ля­ет­ся по­чти ис­клю­чи­тель­но ме­та­фо­ри­че­ски, хо­тя ме­та­фо­ра стер­та и неощу­ти­ма. Она пре­вра­ща­ет гон и убий­ство зве­ря в го­не­ние (на) и по­губ­ле­ние че­ло­ве­ка пу­тем со­ци­аль­ной каз­ни. При­мер­но так, как кам­па­ния про­тив Па­стер­на­ка от­ра­зи­лась раз­вер­ну­той ре­а­ли­за­ци­ей ме­та­фо­ры трав­ли в его сти­хо­тво­ре­нии «Но­бе­лев­ская пре­мия»: «Я про­пал, как зверь в за­гоне. / Где-то лю­ди, во­ля, свет, / А за мною шум по­го­ни, / Мне на­ру­жу хо­ду нет.» И на­до ска­зать, что ги­бель ино­гда бы­ва­ет не ме­та­фо­ри­че­ская, а все­рьез: двух­лет­няя трав­ля Па­стер­на­ка уско­ри­ла его смерть; мож­но вспом­нить и о судь­бе Л. До­бы­чи­на, ко­то­рый по­сле по­гром­но­го со­бра­ния в СП бес­след­но ис­чез – «Ме­ня не ищи­те, я от­прав­ля­юсь в даль­ние края», – ве­ро­ят­но, по­кон­чил с со­бой; или о са­мо­убий­стве несколь­ко лет на­зад швед­ско­го ре­жис­се­ра и ру­ко­во­ди­те­ля Сток­гольм­ско­го го­род­ско­го те­ат­ра Бен­ни Фред­рикс­со­на в  ре­зуль­та­те га­зет­ной и внут­рен­ней травли.

Та­ким об­ра­зом, трав­ля мыс­лит­ся как осо­бен­но бру­таль­ное на­си­лие. В от­ли­чие от бул­лин­га и моббин­га, при ко­то­рых то­же осу­ществ­ля­ет­ся на­си­лие над лич­но­стью, она не про­сто из­де­ва­тель­ски уни­жа­ет, ли­ша­ет до­сто­ин­ства, «об­ну­ля­ет» жерт­ву или ис­тор­га­ет ее из кол­лек­ти­ва (на­при­мер, из Со­ю­за пи­са­те­лей или из чис­ла со­труд­ни­ков ор­га­ни­за­ции), а пред­по­ла­га­ет ее уни­что­же­ние: в пря­мом смыс­ле, ес­ли это жи­вот­ное,  на­се­ко­мые или по­се­вы, или в пе­ре­нос­ном, ес­ли это че­ло­век, для ко­то­ро­го она за­кан­чи­ва­ет­ся граж­дан­ской смер­тью. И это не ка­кой-ли­бо объ­ек­тив­ный при­знак си­ту­а­ции, обо­зна­ча­е­мой сло­вом трав­ля, а кон­цеп­ту­аль­ное от­ли­чие, праг­ма­ти­че­ский ас­пект смыс­ла, в ка­ком го­во­ря­щий «кон­стру­и­ру­ет» си­ту­а­цию. Имен­но в си­лу это­го от­ли­чия кам­па­ния про­тив Па­стер­на­ка – это трав­ля, а не бул­линг и не моббинг.

Стро­го го­во­ря, «идея» слов бул­линг (‘агрес­сия из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний’) и моббинг (‘агрес­сив­ное от­тор­же­ние жерт­вы кол­лек­ти­вом’) пря­мо со­от­но­сит­ся с ос­нов­ным по­ня­тий­ным при­зна­ком, ко­то­рый обыч­но слу­жит раз­ли­чи­те­лем со­от­вет­ству­ю­щих яв­ле­ний: субъ­ект – от­дель­ное ли­цо, бул­ли vs. субъ­ект – груп­па лиц, кол­лек­тив­ный при­тес­ни­тель. Та­кая со­от­не­сен­ность при­да­ет дан­ным сло­вам тер­ми­но­ло­гич­ность и де­ла­ет от­ли­чие меж­ду ни­ми до­ста­точ­но оче­вид­ным. Но ес­ли ру­ко­вод­ство­вать­ся толь­ко этим объ­ек­тив­ным при­зна­ком, то под­ста­вить од­но на ме­сто дру­го­го бы­ло бы, по-ви­ди­мо­му, невоз­мож­но ни в ка­ком вы­ска­зы­ва­нии. В дей­стви­тель­но­сти же они по­сто­ян­но сме­ши­ва­ют­ся меж­ду со­бой и, кро­ме то­го, ре­гу­ляр­но за­ме­ща­ют­ся сло­вом трав­ля. Это воз­мож­но бла­го­да­ря об­ще­му при­зна­ку ‘на­си­лие над лич­но­стью’ и, в слу­чае бул­лин­га, ко­гда он мыс­лит­ся как си­сте­ма­ти­че­ский. При этом упо­треб­ле­ние сло­ва бул­линг вме­сто моббинг и на­обо­рот неиз­беж­но при­вно­сит в вы­ска­зы­ва­ние праг­ма­ти­че­скую по­греш­ность, ко­то­рая, од­на­ко, в та­ких слу­ча­ях не за­ме­ча­ет­ся го­во­ря­щим или иг­но­ри­ру­ет­ся как пре­не­бре­жи­мо малая.

От­ме­чу здесь и неко­то­рые дру­гие кон­цеп­ту­аль­ные отличия:

В от­ли­чие от бул­лин­га трав­ля не мыс­лит­ся как некое ху­ли­ган­ство: у нее пред­по­ла­га­ет­ся ку­да бо­лее внят­ная мо­ти­ва­ция, чем т.н. «ху­ли­ган­ские по­буж­де­ния», на­при­мер, идео­ло­ги­че­ская, как в слу­чае с Па­стер­на­ком, или в ду­хе Me Too, как в слу­чае с Фред­рикс­со­ном. Упо­тре­бить сло­во трав­ля при­ме­ни­тель­но к еди­нич­но­му эпи­зо­ду бул­лин­га вряд ли умест­но. Та­кая «под­ме­на» воз­мож­на, ко­гда бул­линг пред­став­ля­ет со­бой си­сте­ма­ти­че­ски по­вто­ря­ю­ще­е­ся на­си­лие над кем-ли­бо со сто­ро­ны од­но­го и то­го же из­де­ва­те­ля. На­про­тив, моббинг и трав­ля ре­гу­ляр­но упо­треб­ля­ют­ся по­пе­ре­мен­но в од­ном и том же тек­сте, как пол­ные си­но­ни­мы (ко­неч­но, ко­гда объ­ек­том трав­ли яв­ля­ет­ся че­ло­век). По­сколь­ку во всех та­ких кон­текстах и то и дру­гое мыс­лит­ся как пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие над жерт­вой, как на­си­лие кол­лек­тив­ное, и от­нюдь не из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний, а, ско­рее, с ка­кой-то ра­ци­о­наль­ной це­лью (из­верг­нуть из сво­ей сре­ды или под­верг­нуть со­ци­аль­ной казни).

Сло­во трав­ля не обо­зна­ча­ет ни­ка­ко­го кон­крет­но­го и неод­но­крат­но на­блю­да­е­мо­го яв­ле­ния, а слу­жит лишь для оце­ноч­ной ква­ли­фи­ка­ции воз­ник­ше­го по­ло­же­ния дел. Сло­ва бул­линг и моббинг обо­зна­ча­ют, ко­неч­но, нечто пло­хое и предо­су­ди­тель­ное, но са­ми по се­бе эти сло­ва без­оце­ноч­ны, как и вся­кий тер­мин. С дру­гой сто­ро­ны, оцен­ка про­яв­ля­ет­ся не во всех упо­треб­ле­ни­ях сло­ва трав­ля. В част­но­сти, в охот­ни­чьем кон­тек­сте оно от­ли­ча­ет­ся от­сут­стви­ем оце­ноч­но­го ком­по­нен­та, по­доб­но то­му, как гон от­ли­ча­ет­ся от го­не­ния – трав­ля зве­ря vs. трав­ля че­ло­ве­ка. В пер­вом слу­чае трав­ля при­об­ре­та­ет тер­ми­но­ло­ги­че­ский ха­рак­тер. Во вто­ром – это ме­та­фо­ра, вы­но­ся­щая на пер­вый план идею на­си­лия, а с тем и при­вно­ся оцен­ку. Эта ме­та­фо­ра, од­на­ко, пол­но­стью стер­та, что, соб­ствен­но, и от­кры­ва­ет воз­мож­ность упо­треб­лять это сло­во в оби­ход­ной ре­чи при­ме­ни­тель­но к си­ту­а­ци­ям, ко­то­рые тер­ми­но­ло­ги­че­ски опи­сы­ва­ют­ся как бул­линг или моббинг, без мыс­ли о фи­зи­че­ском уни­что­же­нии жерт­вы. Вы­ра­же­ние трав­ля по­се­вов за­ни­ма­ет про­ме­жу­точ­ное по­ло­же­ние: тут име­ет ме­сто и фи­зи­че­ское уни­что­же­ние, и оцен­ка по­тра­вы как недо­пу­сти­мо­го действия.

Итак, в тол­ко­ва­ни­ях слов бул­линг, моббинг и трав­ля мож­но усмот­реть об­щую часть, бла­го­да­ря че­му они мо­гут ока­зать­ся, и ча­сто ока­зы­ва­ют­ся, вза­и­мо­за­ме­ни­мы­ми. Ес­ли же за­ме­ны невоз­мож­ны, это во мно­гих слу­ча­ев мож­но объ­яс­нить яв­ным на­ру­ше­ни­ем ка­ко­го-то про­то­ти­пи­че­ско­го при­зна­ка си­ту­а­ции. На­при­мер, в вы­ска­зы­ва­нии «Пе­тя под­верг­ся бул­лин­гу со сто­ро­ны вто­ро­год­ни­ка» нель­зя за­ме­нить бул­линг на моббинг, так как субъ­ект на­си­лия здесь яв­но дей­ству­ет в оди­ноч­ку. А во фра­зе «Трав­ля та­ра­ка­нов га­зом до­воль­но эф­фек­тив­на и при­не­сет же­ла­е­мый ре­зуль­тат” или «Ту­ро­бо­вой А. М. бы­ла про­из­ве­де­на трав­ля по­се­вов по­лей Ф. Ф. Ще­го­ле­вой как круп­ным ро­га­тым ско­том, так и мел­ким.» нель­зя упо­тре­бить бул­линг или моббинг, так как они мо­гут быть об­ра­ще­ны толь­ко на че­ло­ве­ка. Од­на­ко фак­ти­че­ское упо­треб­ле­ние этих слов в ре­чи не все­гда опре­де­ля­ет­ся объ­ек­тив­ны­ми при­зна­ка­ми «ого­ва­ри­ва­е­мой» си­ту­а­ции, а мо­ти­ви­ро­ва­но «иде­ей» сло­ва, до­ми­нан­той кон­цеп­та, ко­то­рый оно сим­во­ли­зи­ру­ет. Ни­где это не про­сту­па­ет с боль­шей яс­но­стью, чем в вы­ска­зы­ва­ни­ях, где си­но­ни­ми­че­ские за­ме­ны невоз­мож­ны или неудач­ны, и это не уда­ет­ся объ­яс­нить на ос­но­ва­нии опре­де­ле­ний терминов.

Раз­бор та­ких при­ме­ров с це­лью от­ве­тить на на­ив­ный во­прос «по­че­му?» – по­че­му так мож­но ска­зать, а так нель­зя – по­мо­га­ет, на­ря­ду с дру­ги­ми эв­ри­сти­че­ски­ми при­е­ма­ми, до­би­рать­ся до ядер­но­го смыс­ла кон­цеп­тов, до «идеи» сло­ва, то то­го, в ка­ком смыс­ле го­во­ря­щий кон­стру­и­ру­ет си­ту­а­цию, упо­треб­ляя имен­но это сло­во или вы­ра­же­ние, а не дру­гое. Кон­цеп­ту­аль­ная спе­ци­фи­ка сло­ва от­ра­жа­ет­ся и в том, что ни­как не свя­за­но с непо­сред­ствен­но опи­сы­ва­е­мой си­ту­а­ци­ей. Я имею в ви­ду грам­ма­ти­че­ские «при­выч­ки» сло­ва. Так, сло­ва бул­линг и моббинг, в от­ли­чие от сло­ва трав­ля, это не име­на дей­ствия, а, пер­во­на­чаль­но, срав­ни­тель­но недав­ние за­им­ство­ва­ния тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра, обо­зна­ча­ю­щие со­ци­аль­ные яв­ле­ния, изу­че­ние ко­то­рых, на­чав­ше­е­ся в пе­да­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии, ста­ло осо­бен­но по­пу­ляр­ным в кон­це 20-го – на­ча­ле 21-го ве­ка и в дру­гих об­ще­ствен­ных на­у­ках. В рус­ском язы­ке их сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ные воз­мож­но­сти весь­ма огра­ни­че­ны, что то­же сви­де­тель­ству­ет об их кон­цеп­ту­аль­ной спе­ци­фи­ке. В текстах об­ще­язы­ко­во­го ха­рак­те­ра они оста­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но но­ми­на­тив­ны­ми еди­ни­ца­ми, обо­зна­ча­ю­щи­ми яв­ле­ния, у них нет «есте­ствен­ных» гла­голь­ных со­от­вет­ствий; для обо­зна­че­ния дей­ствия они тре­бу­ют при се­бе гла­го­ла со зна­че­ни­ем ‘делать(ся) объ­ек­том воз­дей­ствия’, обыч­но, подвергать(ся). По­явив­ши­е­ся впо­след­ствии оты­мен­ные гла­го­лы бул­лить и моббить, в той ме­ре, в ка­кой они во­об­ще встре­ча­ют­ся, еще ощу­ща­ют­ся как нео­ло­гиз­мы, не го­во­ря уже о та­ких сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ных из­вра­ще­ни­ях как бул­лин­го­вать (встре­ча­ет­ся крайне ред­ко) и моббин­го­вать (не встре­ча­ет­ся прак­ти­че­ски ни­ко­гда, хо­тя и мыс­ли­мо!). Имя де­я­те­ля, со­от­вет­ству­ю­ще­го ан­глий­ско­му bully, то­же по­яви­лось, и то­же пу­тем за­им­ство­ва­ния: бул­ли. Но в ин­те­ре­су­ю­щем нас смыс­ле (а не в зна­че­нии ‘по­ро­да со­бак’) упо­треб­ля­ет­ся ред­ко. По этим же при­чи­нам бул­линг и моббинг мо­гут управ­лять ро­ди­тель­ным па­де­жом, по об­раз­цу бул­линг пя­ти­класс­ни­ка, моббинг на­чаль­ни­ка, толь­ко в «силь­ном» праг­ма­ти­че­ском кон­тек­сте, ко­то­рый на­вя­зы­ва­ет этим сло­вам зна­че­ние дей­ствия, кон­крет­но­го ак­та насилия.

                Еще при­мер грам­ма­ти­че­ско­го свой­ства. По­че­му нор­маль­но трав­ля зай­ца, а * трав­ля та­ра­ка­на или * трав­ля по­се­ва ска­зать нель­зя? До­пол­не­ния «обя­за­ны» сто­ять во мно­же­ствен­ном чис­ле. С по­се­ва­ми все бо­лее или ме­нее яс­но: сло­во по­сев в ед. ч. озна­ча­ет дей­ствие по гла­го­лу по­се­ять, а не всхо­ды, не рас­ти­тель­ность, ко­то­рую мож­но уни­что­жить. Но да­же ес­ли до­пу­стить воз­мож­ность упо­треб­ле­ния сло­ва по­сев в ед. ч. в зна­че­нии ‘за­се­ян­ный уча­сток, на ко­то­ром уже есть всхо­ды’ («Чей это по­сев?»), то все рав­но * трав­ля по­се­ва невоз­мож­на, по­то­му что это все же не всхо­ды на участ­ке, а уча­сток зем­ли со всхо­да­ми, т.е. опять-та­ки не объ­ект уни­что­же­ния. Мы уже ви­де­ли, что кон­цепт трав­ли свя­зан с иде­ей уни­что­же­ния жерт­вы. С та­ра­ка­на­ми несколь­ко слож­нее, их ведь мож­но и нуж­но уни­что­жать. Так по­че­му же нель­зя под­верг­нуть трав­ле од­но­го та­ра­ка­на, а мож­но толь­ко ско­пом? Это­му ме­ша­ет дру­гой ас­пект кон­цеп­та ‘трав­ля’: трав­ля де­ло се­рьез­ное, тре­бу­ю­щее упор­но­го или на­стой­чи­во­го пре­сле­до­ва­ния, име­ет ощу­ти­мую дли­тель­ность, до­сти­га­ет ре­зуль­та­та не сра­зу и не вдруг, не од­ним ма­хом, в ней есть си­сте­ма. По от­но­ше­нию к та­ко­му ни­чтож­но­му су­ще­ству, как та­ра­кан, это неле­по, а вот ес­ли их мно­же­ство – то это уже дру­гое де­ло. Имен­но мно­же­ство, а не от­дель­ное на­се­ко­мое, яв­ля­ет­ся объ­ек­том уничтожения.

При­ве­дем те­перь при­ме­ры вы­ска­зы­ва­ний, в ко­то­рых си­но­ни­ми­че­ские за­ме­ны неумест­ны, с крат­ки­ми пояснениями:

Моббинг ру­ко­во­ди­те­ля со сто­ро­ны под­чи­нен­ных — яв­ле­ние до­ста­точ­но распространенное.

– Це­лью моббин­га мо­жет быть уволь­не­ние жерт­вы, стрем­ле­ние из­гнать её из коллектива.

Ти­пич­ную си­ту­а­цию от­тор­же­ния жерт­вы кол­лек­ти­вом нель­зя на­звать бул­лин­гом.

 

– У лю­дей, ко­то­рые неод­но­крат­но под­вер­га­лись бул­лин­гу в дет­стве, на­блю­дал­ся са­мый вы­со­кий уро­вень С‑реактивного белка.

– Юный уче­ник од­ной из го­род­ских школ неод­но­крат­но под­вер­гал­ся бул­лин­гу со сто­ро­ны сверстников.

Но не моббин­гу. Ак­ты бул­лин­га мо­гут по­вто­рять­ся, то­гда как моббинг мыс­лит­ся как еди­ная (од­но­акт­ная) кам­па­ния, хо­тя и мо­гу­щая вклю­чать от­дель­ные эпи­зо­ды. В кон­тек­сте неод­но­крат­но­сти упо­треб­ле­ние сло­ва моббинг, пред­по­ла­га­ю­щее агрес­сив­ное от­тор­же­ние от сво­ей сре­ды (непри­я­тие в свою сре­ду), вряд ли уместно.

– По­сле то­го как ре­бе­нок рас­ска­зал, что он под­вер­га­ет­ся бул­лин­гу, экс­пер­ты ре­ко­мен­ду­ют ро­ди­те­лям не па­ни­ко­вать и не бе­жать к обид­чи­ку на разборки.

Здесь нехо­ро­шо под­вер­га­ет­ся моббин­гу, и не толь­ко из-за то­го, что речь не идет о груп­по­вом на­си­лии, а еще и по­то­му, что из­де­ва­тель­ства над ре­бен­ком со­вер­ша­ют­ся «из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний», а не име­ют це­лью от­торг­нуть его от кол­лек­ти­ва (хо­тя ре­зуль­та­том мо­жет ока­зать­ся пе­ре­вод в дру­гую школу).

 

– Важ­но по­ни­мать, что про­бле­ма бул­лин­га не все­гда ис­че­за­ет с окон­ча­ни­ем дет­ско­го са­да или школы.

Но не * про­бле­ма трав­ли. Бул­линг – это нега­тив­ное со­ци­аль­ное яв­ле­ние, и оно пред­став­ля­ет со­бой про­бле­му. На­про­тив, трав­ля – это не яв­ле­ние, а по­ня­тие, и как та­ко­вое ни­ка­кой про­бле­мы не представляет.

– Как ве­дет­ся борь­ба с бул­лин­гом в дру­гих странах?

Но не * борь­ба с трав­лей. Опять же по­то­му, что с яв­ле­ни­ем мож­но бо­роть­ся, а с по­ня­ти­ем – нет.

Бул­линг гла­за­ми ис­сле­до­ва­те­лей [за­го­ло­вок ста­тьи].

Но не * трав­ля гла­за­ми ис­сле­до­ва­те­лей. Но воз­мож­но, на­при­мер, “Школь­ная трав­ля гла­за­ми ис­сле­до­ва­те­лей”, т.к. опре­де­ле­ние пе­ре­во­дит трав­лю в ка­те­го­рию явлений.

Прим.: Эти при­ме­ры мог­ли бы быть о моббин­ге, но и в этих слу­ча­ях его нель­зя бы­ло бы за­ме­нить трав­лей, как и в двух следующих:

– Це­лью ста­тьи яв­ля­ет­ся опре­де­ле­ние сте­пе­ни изу­чен­но­сти, а так­же уров­ня ре­ше­ния про­бле­мы моббин­га как в Рос­сии, так и за рубежом.

– При­чи­ны воз­ник­но­ве­ния и спо­со­бы борь­бы с моббин­гом.

 

– Дра­ки на ра­бо­чем ме­сте в ком­па­ни­ях, где прак­ти­ку­ет­ся моббинг – яв­ле­ние нередкое.

Но не * прак­ти­ку­ет­ся трав­ля. Трав­лю, стро­го го­во­ря, нель­зя «прак­ти­ко­вать», ес­ли толь­ко это не псо­вая охо­та на зай­цев или ре­гу­ляр­ная де­ра­ти­за­ция. Впро­чем, та­кая прак­ти­ка воз­мож­на в от­но­ше­нии тех, ко­го де­гу­ма­ни­зи­ру­ют – вра­гов на­ро­да, дис­си­ден­тов, ино­аген­тов – т.е. не в за­мкну­той сре­де учре­жде­ния, ор­га­ни­за­ции, а в об­ще­стве в це­лом, где есть мно­же­ство та­ких лиц, ко­то­рых власть тра­вит от име­ни народа.

Моббинг ру­ко­во­ди­те­ля … [см. пер­вый при­мер].

Нель­зя за­ме­нить не толь­ко на бул­линг, но и за­ме­на сло­вом трав­ля в этом кон­тек­сте со­мни­тель­на. В от­ли­чие от моббин­га, трав­ля че­ло­ве­ка пред­по­ла­га­ет не про­сто его от­тор­же­ние кол­лек­ти­вом, но его «уни­что­же­ние», вы­бра­сы­ва­ние, так ска­зать, во тьму внеш­нюю, где бу­дет плач и скре­жет зубов.

Це­лью моббин­га мо­жет быть уволь­не­ние жерт­вы, стрем­ле­ние из­гнать ее из коллектива.

Здесь мог­ло бы сто­ять и «це­лью трав­ли», но с ощу­ти­мой праг­ма­ти­че­ской по­греш­но­стью. Трав­ля на­прав­ле­на на то, что­бы, так ска­зать, сжить со све­ту жерт­ву – в пря­мом или пе­ре­нос­ном смыс­ле, уни­что­жить фи­зи­че­ски (зай­ца, по­се­вы) или пу­тем пол­ной де­гу­ма­ни­за­ции и ис­клю­че­ния че­ло­ве­ка не толь­ко из ор­га­ни­за­ции, а во­об­ще из со­ци­у­ма, т.е. со­ци­аль­ная смерть, ча­сто с при­ме­не­ни­ем «мер воз­дей­ствия» (ли­ше­ния средств к су­ще­ство­ва­нию, ли­ше­ния сво­бо­ды и пр.).

– По­след­няя при­чи­на моббин­га – это ба­наль­ная же­сто­кость и же­ла­ние уни­зить че­ло­ве­ка ра­ди ве­се­лья или самоутверждения.

За­ме­тим, что ав­тор это­го вы­ска­зы­ва­ния опи­сы­ва­ет здесь ско­рее од­ну из при­чин бул­лин­га. Под­ста­вить сю­да «при­чи­на трав­ли» бы­ло бы неумест­но, так как это все­гда ра­ци­о­наль­ная при­чи­на, а не са­дист­ская склон­ность к на­си­лию. Жерт­ва трав­ли пред­став­ля­ет­ся пре­сле­до­ва­те­лям угро­зой их ми­ро­по­ряд­ку, ос­но­вам их об­ра­за жизни.

 

– Про­дол­жи­тель­ная кам­па­ния по трав­ле Па­стер­на­ка осла­би­ла его здо­ро­вье и уско­ри­ла раз­ви­ва­ю­щий­ся рак легких.

За­ме­на сло­ва трав­ля на моббинг или бул­линг невоз­мож­на, но и бул­линг и моббинг не все­гда за­ме­ни­мы на трав­ля, как по­ка­за­но выше.

 

Добавить комментарий

Ваш ад­рес email не бу­дет опуб­ли­ко­ван. Обя­за­тель­ные по­ля по­ме­че­ны *

Post Views: 18

TACK FÖR BESÖKET!

Lämna gärna ditt omdöme
om innehållet på denna webbplats.